Новости диаспоры Публикации Новости Библиотека Россия Азербайджан Фотография
Главная страницаКарта сайта
Азербайджан
Общая информация Природа Азербайджана Погода История Азербайджана Экономика Культура Традиции и Обычаи Литература Музыка Театральное искусство Азербайджанское кино Изобразительное искусство Архитектурное искусство Народное творчество Азербайджана Азербайджанская кулинария Общество Персоналии Армяно-Азербайджанский конфликт
Наши друзья


















Поиск:
Литература
Азербайджан Культура Литература Древняя литература Азербайджана
Перейти к общему списку

Древняя литература Азербайджана

Самым древним образцом письменной азербайджанской литературы является найденная на территории государства Мидия в VI веке до нашей эры "Авеста", авторство которой приписывается Зардушту (Зороастру). В ней нашли свои художественные отражения дуалистское мировоззрение азербайджанского народа, представления первобытного человека о борьбе добра со злом. В "Авесте", написанной в виде обращений Зардушта к предводителю сил добра Ахуре Мазде (Хормузду), в художественно-образной форме отражены представления древних людей о силах добра и зла, правящих, по их мнению, миром и обществом. В одной из самых удачных в художественном отношении "Авесты" частей - в "Слоях" - отражены философско-этические раздумья Зардушта о взаимоотношениях человека и общества, природы и индивидуума. "Авеста" не дошла до нас в первоначальном виде и в полном объеме. В четвертом столетии до нашей эры этот литературный памятник был предан огню по указанию Александра Македонского, и впоследствии лишь отдельные фрагменты этого труда были собраны жрецами огнепоклонников в единое целое и переведены на язык пехлеви. В "Авесте" отображены важные мотивы мифологического мировоззрения азербайджанского народа. Эти мотивы, дошедшие до наших дней, широко распространены в мифологиях народов мира и повествуют о создании мира, появлении первого человека, "золотом периоде" человечества, первом грехе и гневе Всевышнего, ниспославшего на землю болезни, беды.

Дастаны (сказания) о Деде Горгуде, уходящие корнями в мифологическое мировоззрение, приняли письменный вид в XI веке до н.э., а дошедшие до нас экземпляры являются рукописями, написанными в XVI веке. По мнению первого исследователя этого литературного памятника, немецкого ученого Фридриха Дитца, некоторые его сюжеты, например, связанные с образом Одноглазого ("Тепегёза"), стали примером для создания подобного сюжета в Древней Греции. Образ Одноглазого в "Китаби Деде Горгуде" более древнее, чем подобный персонаж Полифема в "Одисее" Гомера.

До сих пор известны две рукописи "Китаби Деде Горгуд". Одна из них - Дрезденский экземпляр, вывезенный из Стамбула немецким востоковедом Ф. фон Дитцом в Германию и подаренный Дрезденской библиотеке, состоит из двенадцати отдельных преданий (в каждом из таких сюжетов-преданий повествуется о разных событиях). Другой экземпляр дастана был обнаружен в 50-х годах ХХ века в Ватикане и состоит из одного сюжета-предания и предисловия.

По традиции, авторство этого сказания приписывается Деде Горгуду. Историк XIV века Айбек ад-Давадари и Фазлуллах Рашидаддин отмечают, что Деде Горгуд жил во времена пророка Мухаммеда и был направлен к последнему тюрками как посол. И в предисловии этого дастана отмечал, что Деде Горгуд жил во время пророка Мухаммеда.

Основной сюжет собранных в этом литературном памятнике сказаний отражены в двенадцати глав: "Глава о Бугаче, сыне Дирса хана", : "Глава об ограблении дома Салур Газана", "Глава о Бамсы Бейрек, сыне Бейбуры" "Глава о захвате в плен Уруз бека, сына Газан Бека", "Глава о Дели Домруле, сыне старика Духа-годжи", "Глава о Гантурале, сыне Ганлы-годжи", "Глава о Ейнеке, сыне Газылыг-годжи", "Глава о том, как Басат убил Одноглазого", "Глава об Амране, сыне Бакила", "Глава о Сергеке, сыне Ушун-годжи", "Глава о том, как Салур Газан оказался в плену, и о том, как его сын Уруз спас его от плена", "Глава о том, как Дыш Огуз восстал против Ич Огуза и об убийстве Бейрека".

В ряде глав дастанов Деде Горгуда просматриваются следы мифологического мировоззрения. Например, в главе "Дели Домрул" пережитки культа смерти и обоснования его связаны с религиозными взглядами времени письменного изложения дастана. Представленный образ ангела смерти (Азраиля), как и во многих других преданиях дастана, привнесен сюда после принятия ислама и увязан с общим духом сказания. В этом смысле данная глава созвучна с легендами и мифами древних шумеров, бабилов, египтян о смерти и воскресении богов

Дата перевода дошедших до нас экземпляров рукописей эпоса "Китаби Деде Горгуд" относится к XVI веку. В сюжетах-преданиях этого эпоса поочередно приводится прозаические и поэтические отрывки, однако эти "куски", в незначительной мере соответствует поэтическим нормам эпохи средневековья. По мнению некоторых исследователей подлинник "Китаби Деде Горгуда", как и некоторых других тюркских дастанов, целиком состоит из стихов, а впоследствии в памяти людей остались лишь основные их мотивы, которые и были записаны в прозе.

Основное содержание глав эпоса составляет: защита родной земли и народа, смертельная борьба древних огузов, олицетворяющих силы добра завоевателями ассоциирующимися с силами зла, воспитательно-дидактические высказывания, не потерявшие своей актуальности и в наши дни.

В 50-х годах прошлого столетия, в период идеологического пресса советского тоталитарного режима, "Китаби Деде Горгуд" преподносился как эпос, способствующий разжиганию национальной вражды и лишь в 60-х годах этот литературный памятник получил "реабилитацию".

После "Авесты" в общетюркском контексте образцами азербайджанской литературы считаются выявленные в Китае свод тюркских пословиц, относящихся к 328 году до н.э., а также надписи на камнях, относящиеся к VI-VIII столетиям нашей эры. Эти письменности по характеру содержат мотивы эпитафии-летописи, однако их художественный уровень довольно высок и они дают определенные представления о развитии тюркского художественного слова, свойствах системного формирования образцов. Произведение Кашгарлы Махмуда, например, значимо именно тем, что в нем в систематизированной форме собраны многие образцы тюркской мифологии фольклора. Так, причитание по поводу смерти тюркского правителя Алпа Эр Тонгая, жившего в VII-VI столетиях до нашей эры, доводит до нас все тонкости и прелесть древнего тюркского художественного мышления.

Созданная на территории Азербайджана и уходящая корнями в V столетие албанская литература также относится к нашей классической письменной литературе. Причитание, написанное поэтом Девдеком по поводу смерти албанского правителя Джаваншира, по многим контурам сопоставима с элегией, посвященной тюркскому правителю Алпу Эр Тонгаю.

Произведения поэтов Абу Мухаммеда ибн Башшара, Мусы Шахавата и Исмаила ибн Яссара, живших в VII-VIII веках в центрах исламского халифата - Медине и Мекке, выделялись острой критикой, оригинальными творческими особенностями, и занимали особое место в арабской поэзии того времени. Это подтверждают и исследователи. Традиция азербайджанских поэтов писать художественные произведения на арабском языке продолжалась до XI-XII веков. Поэты Хатиб Тебризи, Масуд ибн Намдар создали на арабском языке произведения обогатившие азербайджанскую литературу. Хатиб Тебризи, слывший известным филологом, имел большие заслуги в области литературоведения. Его труд "Шархул-Хемасе", вот уже около тысячи лет пользующийся большой популярностью в кругу литературоведов, стал предметом десятков научных исследований.

В XI столетии творчеством Гатрана Тебризи (1012-1088 г.г.) азербайджанская поэтическая школа перешла на язык фарси, вступив тем самым в новый этап развития. Дошедши до нас "Диван" Гатрана Тебризи, хотя и составляет в основном восхваления-касиди правителям, однако своим предисловием передает чарующую красоту природы, и сыграл заметную роль в последующем развитии азербайджанской школы.

Включение в 1054 году Азербайджана в состав созданного тюрками Сельджукского государства, наряду с приданием импульса развитию науки, искусства, литературы, также способствовало формированию тюрко-язычного азербайджанского народа. В произведениях одного из видных поэтов Азербайджана XI столетия Гатрана Тебризи широко отражен азербайджано-тюркский дух, обильно использованы многочисленные слова, присущие азербайджанскому языку, отражены реалии того времени. Иной раз, затрудняясь в нахождении на арабском и фарсидском языках нужной рифмы, поэт обращался к родному языку. Язык поэзии Гатрана Тебризи позволяет смело утверждать, что он, думая по- азербайджански (тюрски), писал на фарси, и подобный подход характерен в целом для всей фарсозычной азербайджанской поэзии. Это подтверждал известный иранский поэт и ученый Насир Хосров, современник Гатрана Тебризи, который лично был знаком последним, и даже в своем произведении "Сейахетнаме" ("Записки путешественника") отметил, что Гатран не очень-то хорошо владеет фарсидским.

В ХII веке в азербайджанской литературе, которая развивалась под сильным влиянием литератур Ближнего и Среднего Востока, а также мировой литературы, формирование поэтической школы в целом завершилось, и на поэтическом поприще засверкали имена таких корифеев, как Хагани, Ширвани, Низами Гянджеви. В отличие от фарсоязычной художественной школы, в которой употребление многочисленных архаичных слов затрудняло изложение всех тонкостей философских мыслей, представители азербайджанской художественной школы, создававшие поэтические произведения на языке дари, за счет арабских слов и выражений сумели поднять ее на новый уровень развития, заимев тем самым превосходные условия для выражения всех нюансов стихосложения и выражения философских мыслей. В XII веке, в атмосфере придворного творчества, в пору меценатства правителей государств Ширваншахов и Атабеков заявили о себе поэты Абул-ула Гянджеви (1096-1159), Мехсети Гянджеви (1089-1183), Хагани Ширвани (1126-1199), Фелеки Ширвани (1126-1160), Муджараддин Бейлагани (?-1190 г.г.), Иззаддин Ширвани (?-?), произведения которых не утратили художественно-эстетическую значимость в наши дни.

В XII веке азербайджанская поэтическая школа характеризовалась высоким профессиональным уровнем, умением машинально использовать поэтические возможности, многообразием мыслей. Наряду с этим усилились тенденции к народному творчеству, фольклорным образам, использованию народного языка афоризмов.

В творчестве одного из известнейших поэтов своего времени Афзаладдина Хагани (1126-1199) особое внимание привлекает присутствие в каждом бейте, в каждом предложении глубоких образов научной мысли. Знакомый с различными сферами науки исламского Востока, он излагал специфичные строки не сухим, нудным утомляющим языком, а сладострастным пленительным поэтическим стихом. Хорошо разбирающийся в науках своего времени, Хагани порой одним лишь тонким искусным штрихом подчеркивал мысль, которая являлась мотивом всего произведения. Иной раз, не принимая во внимание ограничения, установленные деятелями шариата, он прибегал в своих произведениях к эзоповскому языку, широко использовал поэтические символы. В его первом в азербайджанской литературе написанной в эпистолярном жанре поэме "Тохфатул-Ирагейн" ("Подарок двух Ираков") (1156 г.) посредством широко использованных символов и выражений поэт сумел показать глубокий разрыв между им самим и окружающей его средой. В этом отношении творчество как Хагани, так и Низами наполнено диалектическим развитием. Для этих поэтов природа и общество не находятся в состоянии застоя, а, наоборот, они вечно в движении, постоянно развиваются, и именно в таком "развороте" поэты рассматривают их. В этом смысле творчество Низами является определенным этапом в мировой литературе. Не смирившись с гнетущей дворцовой атмосферой в Шемахе, Хагани, Ширвани после совершения Хаджа (паломничества в Мекку), он не вернулся во дворец, до конца жизни остался в Тебризе, там же умер и был погребен. Могила поэта находится на Тебризском кладбище Сурхаб в " Гробнице поэтов".

Хагани представлен в азербайджанской литературе и как один из ярчайших лирических поэтов. Его газели и рубаи заложили самые лучшие традиции в азербайджанской поэтической школе. Еще одной характерной особенностью творчества Хагани является его приверженность к тюркизму, свойственное всей поэтической школе Азербайджана. Впоследствии эта особенность достигла своей вершины в творчестве Низами.

Среди представителей азербайджанской поэтической школы, творчески выросших в Ширванской художественной среде, наряду с такими философски мыслящими поэтами, как Фелеки, Абуль-ула, Муджираддин Бейлагани был и заявившийся о себе в Северном Азербайджане Шихабеддин Сухраверди (1154-1192).


Известная поэтесса XII века Мехсети Гянджеви, жизнь которой была полна легенд и слухов, прославилась как одна из искусных мастериц в сочинении рубаи, и в этом жанре на равных с Омаром Хайямом.

В этот период в азербайджанской литературе образовалось еще одно, вне дворцов правителей, направление и оно стало оказывать все большее влияние на литературно-культурную среду. Также поэты, в том числе Низами Гянджеви (1141 - 1209 г.г.), возглавляли демократическое направление в литературе того периода. Для них литература, поэзия были не средствами ежедневного пропитания, а являлись исходящими от сердца выражениями, наполненными чувством патриотизма, гуманизма, способом идейно-художественной пропаганды для облегчения человеческой жизни, быта, показа желания видеть человека являвшегося венцом создания, счастливым, свободным.

Низами Гянджеви своей бессмертной "Пятерицей" - пятью поэмами: "Сокровищница тайн", "Хосров и Ширин", "Лейли и Меджнун", "Семь красавиц", "Искендернаме" - внес в мировую литературу новый поэтический голос, новый дух. Поэт и сам художественно-философским мышлением прекрасно осознавал это, и поэтому, пророчески утверждал бессмертие своего творчества. Впоследствии и до наших дней поэтическое наследие Низами всегда оставалось источником вдохновения для поэтов, и около 500 литераторов на Востоке и Западе на различных языках подражали ему. Именно благодаря Низами, творчество его поэтических единомышленников XII-XVI века считаются вершинами Ренессанса в азербайджанской литературе.

Творчество Низами, которого мир воспринял как "Гений из Гянджи", явилось глобальным событием еще и потому, что в наследии азербайджанского поэта нашли свой блестящий синтез нашли отражения не только художественно-культурные ценности Востока, но и античные художественно-культурные ценности, которые и считались в тот период западными. В сущности Низами можно считать новым этапом классического периода в полном смысле этого слова. Потому что в глубоких гуманистических мыслях Низами мы видим разумный подход к отторжению от мистики средних веков, ясное осознание событий и предметов, рациональный, логичный подход к человеку, смыслу и сущности жизни общества. Человек создан для счастливой жизни, дарованная ему судьба не может подвержена изменению ни какими злыми силами. Именно эта идея проходит красной нитью через все творчество Низами. И эта идея впоследствии проявит себя в мировой литературе, в творчестве мастеров европейского Ренессанса.

Бессмертие творчества Низами заключается в том, что своим исследованием художественной проблематики он указал пути их решения. Возможно, именно в этом следует видеть роль литературы в жизни человечества, его культурном развитии. Если не было азербайджанской устной народной литературы и письменной литературы, на вершине которой блистал гений Низами, служивший в течении столетий проведению этико-дидактичекой пропаганды, то гнета и насилия, незаконности и несправедливости, имеющихся в мире, было бы гораздо больше, и о достигнутых успехах цивилизации следовало бы только мечтать. Вслед за восхождением Низами к вершине творческой пирамиды, буквально по следам его возвышения произошли глобальные трагедии - нашествия монголов. При этом, к огромному счастью нашему, монголы не сожгли на своих кострах творения нашего гениального соотечественника и, тем самым, позволили нам пополнять знания наследием Низами, гуманистическое воззрение которого намного опережает отдельные составляющие нашего мышления.

Одна из причин, обеспечивших бессмертие творчества Низами заключается в том, что он умел ставить общественные проблемы и указывать пути их решения. По мыслям поэта, во главе общества должен стоять умный, увлеченный просветительством правитель, который мог бы обеспечить гармоничность человеческих отношений в обществе. Здоровая атмосфера общественной среды во многом зависит от личных качеств человека, стоящего во главе общества. Ведущая проблема, поставленная во всех его произведениях состоит в том, что глава государства обязан достояно справляться с обязанностями, наделенными ему Всевышним, он должен без устали трудиться для счастья, благополучия граждан, судьбы которых вверены ему. Лишь при таком положении может быть обеспечено развитие всех слоев общества, осуществлены задачи, поставленные при создании человека Всевышним.

Начав литературное творчество сочинением лирических опусов - гасид, газелей, рубаи, Низами за короткое время создал свой "Диван", и прославился как поэт. Он оставался до конца своей жизни верным написанию стихов, посредством стихов в жанре рубаи, лаконично передавал различные наболевшие философские проблемы, которые не мог передать в больших поэмах. Низами с первой своей поэмы "Сокровищница тайн" (1174) и до последнего крупного произведения - "Искендернаме" не оставлял без внимания актуальные проблемы времени и вечные вопросы человечества, из произведения в произведение совершенствовал их темы. Они составляли гуманистическую концепцию творчества Низами. Впоследствии пять поэм Низами были объединены в "Хамсе" ("Пятерице") и под этим названием он прославился в литературах Ближнего и Среднего Востока. Многие последователи школы Низами старались подражать "Хамсе" своего бессмертного учителя, однако лишь некоторые сумели приблизиться к этому гениальному творению.

Поэма "Сокровищница тайн", в отличии от других частей "Хамсы", не обладает единой сюжетной линией. Однако в ней искусно использованы различные рассказы и сказания, в которых поставлены многие проблемы. Для этого поэт обращался ко многим источникам, фольклорным материалам и использовал их с большим художественным мастерством. Кроме традиционного вступления, поэма эта содержит дополнительно 20 повествований и сказаний. Этой поэмой Низами заложил в литературе Ближнего и Среднего Востока абсолютно новую основу эпической традиции, создал фундамент основательной художественной школы.

Поэма "Хосров и Ширин" (1180) - первая из романтических произведений Низами. В основу этой поэмы положен романтический сюжет с законченной галереей образов. Хотя тема поэмы из истории династии иранских правителей - Сасанидов, однако многие проблемы, выдвинутые поэтом в этом произведении, автор связывает с родной средой, определенными личностями. Низами, как и его предшественник - иранский поэт Фирдовси, не создал легендарно-историческое произведение. Он определил жанр поэмы как "поощрительство", и воспевает торжество любви. Не случайно, что он уделяет большое внимание периоду жизни героя произведения - Хосрову Первизу, связанному с азербайджанской принцессой Ширин которая, как образ очень дорог автору, показавшего ее главную героиню поэмы. И хотя Низами определил жанр поэмы как "Поощрительство", он, в отличие от поэтов - его предшественников, не увлекся беглым, поверхностным повествованием, а воспел гимн чарующей любви, морально и нравственно обогащающей человека, возвышающего его на божественные высоты. Один из монументальных образов поэмы - Фархад в последующие периоды был обожествлен последователями творчества Низами, и он в ряде произведений представлен как главный герой.

Характеризуя образ героя динамикой развития и наделяя его присущими для романтического искусства чертами, Низами показывает своего героя в конце поэмы как идеального человека, преобразовавшегося под влиянием возвышенной любви. Поэт, взявший тему поэмы из исламской истории, связывает трагедию Хосрова с еще одним исламским фактором - письмом пророка Мухаммеда к нему с приглашением принять мусульманскую веру. Однако шах пренебрежительно относится к этому посланию, разрывает его. Этот сюжет, сделанный как дополнение, завершает поэму.

Третьим произведением из цикла "Хамса", наполненным возвышенной любовью, одухотворяющий человека, является "Лейли и Меджнун" (1188 г.). В этой поэме, написанной по заказу Ширваншаха Ахситана, Низами сумел создать чудный и бессмертный дастан о любви, и стал известен как на Ближнем и Среднем Востоке поэт, создавший поэму на эту тему. Главные герои произведения - Гейс и Лейли - превратились в символ мечты о возвышенной чистой любви. Общество не приемлет идею Гейса о свободе человека насмешливо называл его "Меджнун" (одержимый). Одна из важных проблем, поставленная в поэме - абсолютно новый взгляд на эмансипацию женщин, ее свободу. Поэт выступает против гнилых обычаев и традиций общества, направленных на удушение свободы развития человека, выдвигает важность идеи о рациональной свободе человека в обществе, и обосновывает это. В финале поэмы Низами обличает окружающего человека общественную среду, властвовавшие в этой среде неразумные обычаи, бичует звериные инстинкты, противопоставляя всему этому природный мир, фауну с дикими животными. Поэт показывает, что находящиеся вне общественных факторов чистые и чувствительные животные лучше "понимают" величие и одухотворенность Меджнуна, собираются вокруг него. Во вступительной части поэмы Низами художественно обличает виденные в человеческом обществе недостатки, безобразия.

Последние поэмы Низами - "Семь красавиц" (1197 г.) и "Искендернаме" (1203г.) явились логическим исходом многолетних наблюдений и научных исследований, проведенных им в библиотеках. Темы обоих произведений определил сам Низами и на пути воплощения идеала общества использовал их как философско-поэтическое средство. И хотя оба произведения написаны на историческую тему, Низами использовал историю как фон, в основном реальную историю приспособил к своему эстетическому идеалу. В этом отношении обе проблемы по сути можно считать логическим дополнением друг друга. Основная же идея Низами, как поэта-гуманиста, поставленная для решения - это человеческое счастье, пути его утверждения. Так как, в средних веках основную ответственность за это несло не общество, а правители, в философских и художественных творениях важнейшие требования предъявлялись именно к ним. Образом Искендера Низами особенно показал какими большими возможностями обладает просветительный и справедливый шах для достижения благополучия и гармоничного общества. В этом отношении мы видим, как созданные Низами образы правителей совершенствуются из произведения в произведение, и все больше отвечают пожеланиям и надеждам общества. Созданные поэтом образы правителей, идущие по восходящей линии от Хосрова ("Хосров и Ширин") к Бахрам-Гюру ("Семь красавиц") и Искендеру ("Искендернаме"), наконец в "Игбалнаме" (второй части "Искендернаме"), это далеко не обычные правители: они наподобие пророков, направляют народов на правильный путь, стремятся утвердить правду и справедливость. И не только в своей стране - Греции, а во всем культурном мире.

Величие творчества Низами, одухотворенность идеалов и в последующие века дали сильный импульс азербайджанской литературе, и определенные гениальным поэтом гуманистические и демократические принципы способствовали распространению гуманистических мотивов в литературе не только Азербайджана, но и Ближнего и Среднего Востока, а также ряда стран Запада.




Вверх
© Координационный Совет Азербайджанской Молодёжи
© 2005 - 2021 ksam.org
При использовании материалов сайта ссылка на ksam.org обязательна
Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов и баннеров.