Новости диаспоры Публикации Новости Библиотека Россия Азербайджан Фотография
Главная страницаКарта сайта
Новости диаспоры
Досуг молодёжи Культурные мероприятия Дни памяти Интервью Аналитика Спортивные мероприятия Организации
Наши друзья


















Поиск:
Интервью
Новости диаспоры Интервью «На что рассчитывают армяне, трудно сказать…»
Перейти к общему списку

«На что рассчитывают армяне, трудно сказать…» 02-02-2010
Интервью с профессором Академии Госслужбы при президенте РФ, вице-президентом Всероссийского Азербайджанского Конгресса (ВАК), главным редактором газеты «Азербайджанский Конгресс», членом НАНА Афрандом Дашдамировым.

- В Баку крайне недовольны ходом переговорного процесса вокруг нагорно-карабахского конфликта, в особенности по итогам последней трехсторонней встречи президентов Азербайджана, России и Армении в Сочи. Что вы думаете на этот счет?

- На мой взгляд, и предыдущие встречи, и последняя встреча – лишь увертюра к будущим реальным переговорам. Я воспринимаю все происходящее как подготовку к ним. Неслучайно переговоры носят закрытый характер, и обществам обеих стран лишь остается гадать о том, что же обсуждается на высшем уровне.

- Однако по итогам предыдущих трехсторонних встреч стороны, а также сопредседатели Минской группы ОБСЕ выражали крайний оптимизм по поводу скорейшего разрешения конфликта. На этот раз ничего подобного не было. Лишь министр ИД РФ Сергей Лавров сделал пространное заявление, по сути не сказав ничего нового…


- Тупик, в который зашли переговоры, определяется тем, что одна сторона – азербайджанская – требует восстановления справедливости, суверенитета над исконными территориями, а вторая – армянская – заявляет о якобы имеющем месте право нации на самоопределение. Согласно позиции армянской стороны получается, что принцип территориальной целостности искусственно отрывается от права нации на самоопределение. Однако международное право не признает обсуждение принципов в отдельности. Эти принципы должны сочетаться, а не рассматриваться отдельно.

Однако все это отходит на второй план, так как у каждой стороны есть свои сторонники. При этом мы сталкиваемся с парадоксальной ситуацией, когда мир, в том числе в лице ООН, признает право Азербайджана на восстановление своей территориальной целостности, и при этом заявляет, что, дескать, признает право нации на самоопределение. Это все формальная сторона. А реальная сторона – мир говорит Азербайджану с Арменией: договаривайтесь сами, только не воюйте. Таким образом, складывается ситуация, при которой возьмет вверх та сторона, у которой окажутся веские аргументы не по части права, а по части политики.

- Например…


- Армянскую ситуацию я особо не изучал, однако знаю, что самый веский аргумент армянского правительства – очень влиятельная диаспора во многих развитых странах мира. Это их ресурс, пользуясь которым, они могут позволить себе отстаивать свою позицию путем насилия, оккупации территорией. Наш весомый аргумент – Азербайджан развивается большими темпами. Мы стали крупным государством, которое играет важную роль в энергоресурсном балансе всего мира. Этим определяется внимание и уважение к нам.

При этом добиться прорыва в урегулировании конфликта нам никто в мире реально не помогает, а лишь предлагают договориться самим. Остается искать выход и надеется только на себя.

- Один из вариантов выхода из сложившей ситуации – это возобновление военных действий, о чем не раз заявлял официальный Баку…

- Да, это тоже выход. Однако в данном случае необходимо подумать и быть готовыми к реакции международной общественности. А она по любому будет отрицательной.

- А как можете прокомментировать заявление министра ИД РА Эдварда Налбандяна накануне трехсторонней встречи, когда он заявил, что, дескать, ждать прорыва в карабахском урегулировании в 2010 году не стоит?

- Армения очень неохотно идет на переговоры, заранее понимая, что на справедливые условия разрешения конфликта, которые предлагает Азербайджан, в их стране не согласятся. И для того, чтобы успокоить свою общественность они прибегают к подобным заявлением. На что при этом рассчитывают армяне, трудно сказать. Однако считаю, что наша стратегия и тактика в переговорном процессе должна стать более энергичной. Возможно, стоит искать нетрадиционные подходы. Одним шагом добиться восстановления справедливости не получается. Значит, необходимо двигаться конкретными маленькими шажками. При этом надо понимать, что Армения не меньше нас заинтересована в том, чтобы конфликт был урегулирован. Возможно, в повестку дня стоит включить решаемые вопросы, и, уже отталкиваясь от них, двигаться в верном направлении.

- Но что делать, если все усилия наших дипломатов, какими бы ни были новые и нетрадиционные подходы к решению проблемы, торпедируются армянской стороной, которая просто не желает возвращать захваченные территории? Что на сегодня реально может повлиять на позицию Армении? Возможно, на нее могут повлиять Россия или США?

- Какими бы теплыми и тесными на сегодня не были отношения между Азербайджаном и Россией, на урегулировании карабахского вопроса это никак не отражалось и не отражается. И честно говоря, я не предвижу изменений в российской политике. Получается, что Россию эта ситуация устраивает. Во всяком случае, Россия ничего не сделала для того, чтобы реально повлиять на позицию Армении. Агрессивную, надо отметить, позицию, согласно которой они готовы вернуть оккупированные вокруг Нагорного Карабаха районы, да и то не все, в обмен на признание независимости так называемой «НКР».

Выходит, чтобы процесс сдвинулся с мертвой точки, у армян должен появиться живой интерес к скорейшему урегулированию. Они и сейчас заинтересованы, но пока что готовы жить при сложившихся обстоятельствах, изображая при этом полную удовлетворенность ситуацией.

- А как тогда назвать то, как поступает Армения относительно налаживания дипотношений с Турцией. Имеются ввиду те поправки в армяно-турецких протоколах, которые позволил себе внести Конституционный суд (КС) РА, и которые были крайне негативно восприняты руководством Турции?

- Возможно, это результат внутриполитических процессов в Армении. У них, как известно, парламент объединяет силы разного политического направления. И если не ошибаюсь, кто-то из правительства Армении уже отметил, что все это внутренние проблемы страны и решение КС никак не скажется на армяно-турецких отношениях.

- Получается, что КС РА руками определенных политических сил в стране подставил правительство?


- Правительство не обязано принимать решение КС к исполнению. Протоколы будут проходить через парламент, где наибольшее влияние имеют проправительственные партии. Уверен, так и произойдет, ведь для Армении открытие границ с Турцией – вопрос жизни и смерти. Просто такими решениями КС они пытаются показать, что, дескать, мы и без этого проживем, однако это не более, чем игра.


Вверх
© Координационный Совет Азербайджанской Молодёжи
© 2005 - 2020 ksam.org
При использовании материалов сайта ссылка на ksam.org обязательна
Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов и баннеров.