Новости диаспоры Публикации Новости Библиотека Россия Азербайджан Фотография
Главная страницаКарта сайта
Новости диаспоры
Досуг молодёжи Культурные мероприятия Дни памяти Интервью Аналитика Спортивные мероприятия Организации
Наши друзья


















Поиск:
Интервью
Новости диаспоры Интервью В Азербайджане уменьшилось количество солнечных дней
Перейти к общему списку

В Азербайджане уменьшилось количество солнечных дней 06-05-2010
Эксклюзивное интервью с директором Национального центра экологического прогнозирования Тельманом Зейналовым.

- В последние годы ученые и экологи бьют тревогу по поводу глобального потепления, угрожающего Земле. Однако в Азербайджане, наоборот, мы наблюдаем заметное похолодание. Эти два процесса как-то связаны между собой?


- В том то и дело, что все предупреждения, разговоры и беспокойство по поводу глобального потепления на планете оказались ошибкой. Тут шла игра бизнесменов, которые заработали на проблеме глобального потепления огромные барыши.

Вообще же, мнения по поводу процессов, происходящих в атмосфере, уже давно разделились. Далеко не все ученые согласны с мнением своих коллег по поводу глобального потепления. Одни считают, что процесс глобального потепления все же имеет место быть. Другие, наоборот, считают, что в мире идет процесс глобального похолодания.

Политики и дипломаты травят байки про глобальное потепление и углекислый газ, убивающий все живое. А под шумок грабят миллиарды. Перед климатическим саммитом в Копенгагене глава Международной организации по изучению изменений климата (IPCC), железнодорожный инженер Раджендра Пачаури, заявил, что в целях спасения человечества от потепления надо регулировать количество личных автомобилей, электричества, используемого постояльцами в гостиницах, и даже холодной воды, подаваемой в ресторанах. Г-н Пачаури собрался регулировать личную жизнь и мировую экономику в масштабах, сравнимых с Городом Солнца. В 2007 году бывший вице-президент США Альберт Гор, дом которого потребляет в 20 раз больше электроэнергии, чем дом среднестатистического американца, получил Нобелевскую премию мира за борьбу против глобального потепления.

На саммите в Копенгагене африканские страны потребовали от Запада 67 млрд. долларов компенсаций за изменение климата.

Каким образом г-н Пачаури планирует захватить власть, которой не обладали даже Чингизхан, Чанкайши, Гитлер и даже Сталин? Почему идея, истинность которой доказывают ревущие толпы с плакатами, называется «доказанной наукой»? Почему государства, которые распределяют миллиарды долларов и принадлежат к элите элит, как Альберт Гор, считаются «борцами против глобального потепления»? Что это - глобальная бюрократия или глобальная демократия?

- Вас не подвергли критике ваши коллеги за отрицание теории глобального потепления?

- Как только я стал критиковать учение глобального потепления, в мой адрес по Интернету и по телевизору посыпались возмущенные отклики. «Разве вы не видите, - спрашивали меня, - что, борясь против СО2, мы боремся за чистую планету?» Даже если глобального потепления нет, - все равно против него надо бороться. Хоть воздух станет чище.

Многие и в самом деле убеждены, что борьба за уменьшение СО2 есть борьба против загрязнения окружающей среды. Действительно, почти во всех работах климатических алармистов повторяется тезис о том, что СО2 - это «важнейший по величине антропогенный загрязнитель окружающей среды». Киотский протокол регулирует исключительно содержание в выбросах СО2 и других парниковых газов,
не отвлекаясь на такие мелочи, как формальдегид, свинец или диоксин.

СО2 никогда не был и не будет загрязнителем. Вода, например, может быть загрязнена самыми разными веществами. В ней могут быть кислоты и щелочи, диоксины и тяжелые металлы, пестициды и нефтепродукты, радиоактивные вещества и кишечная палочка. Есть только одно вещество, которое совершенно точно не может загрязнить воду. Это СО2 - диоксид углерода. Каждый раз, когда вы пьете газировку, вы пьете воду с СО2. Газировку специально делают с помощью СО2, потому что он абсолютно безопасен. «Сухой лед», который лежит в лотке с мороженым, потому там и лежит, что он совершенно безопасен. СО2 является частью природного цикла, выдыхается людьми, поглощается растениями, и мы пьем газировку и храним мороженое в «сухом льду» по той же причине, по которой не падаем в обморок от собственного дыхания.

То же самое - воздух. Всякое загрязнение воздуха - локально. Например: химические предприятия соседней России выбрасывают миллионы тонн диоксида серы, оксида меди, закиси азота и свинца. Кислотные дожди проедают асфальт, как губку. Автомобили САЗ и ГАЗ отравляют нас фтором. Химические предприятия, в том числе Сумгайыта и Баку выбрасывают в воздух весь список боевых отравляющих веществ. Где-то травят хлором, где-то аммиаком.

Есть только один газ, выбрасываемый всеми этими заводами, который совершенно безвреден, не имеет ни цвета, ни вкуса, ни запаха, не представляет опасности для человека и является интегральной частью биосферы. Это - углекислый газ, СО2. Когда вам показывают дымящиеся трубы и говорят, что это СО2 и что надо ограничить эти выбросы, чтобы сдержать глобальное потепление, вам врут дважды.

Во-первых, СО2 - прозрачен и бесцветен. Что бы ни стояло хвостом над трубой - это не СО2, потому что СО2 невидим.

Во-вторых, если из этой трубы выбрасывают диоксид серы, то эти выбросы теоретически охлаждают атмосферу, потому что диоксид серы, прореагировав с водяным паром, образует сульфатные аэрозоли, которые отражают солнечные лучи. Если наша главная беда - потепление, то выбросы в Баку и в Сумгайыте надо увеличивать. Так, чтобы асфальт проедало не на полметра, а на метр.

Еще раз подчеркну: любое загрязнение локально. На одной помойке ртуть, на другой - диоксин. Поэтому и бороться с загрязнением надо на локальном уровне. Но глобальная бюрократия не хочет ехать в захламленные города, также как в Сумгайыт и Баку и дышать там «дерьмом». Она хочет ехать в Копенгаген, где гранты и телекамеры. Поэтому она придумала регулировать что-то глобальное. То, что есть везде. Поэтому Киотский протокол регулирует выбросы СО2 (миллиарды долларов), а не свинца.

Наш нос не может унюхать СО2 не потому, что тот не пахнет вообще. Очень возможно, что если бы мы дышали фтором, то опасный для нас СО2 мы могли бы унюхать. У нас нет рецепторов для распознавания СО2 именно потому, что он не является маркером.

Поэтому если вы слышите, что СО2 - газ, которым питаются растения и который мы выдыхаем, газ, которым газируют минералку и в котором в супермаркетах держат продукты, - называют “антропогенным загрязнителем”, вы можете смело рассмеяться и уйти. Этот «антропогенный загрязнитель» вместе с сероводородом, метаном и аммиаком составлял атмосферу Земли за 4,5 млрд. лет до появления на ней человека и до сих пор составляет одну из основ жизни...


- Но при этом все мы видим, что в мире становится больше природных катаклизмов в независимости от потепления или похолодания. Как это объяснить?

- Да, за последние годы количество природных катаклизмов значительно возросло. Это связано с солнечным циклом. Сейчас активность солнечного цикла увеличилась, сегодня мы наблюдаем 11-й цикл. Эта солнечная активность сопровождается магнитными бурями, всевозможными катаклизмами на Земле. Извержения вулканов отклонили ось Земли, к тому же увеличилась холодная масса водного потока в Южном и Северном полушариях. Это все из-за того, что идет не глобальное потепление, а похолодание. Обратите внимание, в Японии в конце апреля выпал снег, в Азербайджане в северных районах в начале мая пошел снег, Китай накрыло снежным покровом. Это ли не свидетельство ошибочности теории глобального потепления? А теперь те, кто кричал о потеплении, говорят: мы не утверждали о глобальном потеплении, мы говорили об изменении климата. Но ведь изменение климата происходит всегда. Через каждые 4,5 тысячи лет происходит похолодание на планете, потом оно сменяется потеплением.

Вообще же, у климата нет нормы. Единственной нормой климата является изменение. Нынешний уровень моря не является нормой - он является промежутком между изменениями. С точки зрения какой-нибудь ракушки пермского периода, море сейчас находится на 6 метров ниже нормы.

Второе - биологической катастрофой для человечества является именно похолодание, а не потепление. Нам было бы трудно объяснить ста тысячам ирландцев, умерших из-за «года без солнца», что они избежали ужасов глобального потепления. Однако самым важным, как мы видим, является тот ответ, который та или иная культура дает на изменения климата. Внезапное похолодание в раннем Дриасе погубило кловисскую культуру, но оно же привело к тому, что в четырех разных точках мира другие культуры открыли для себя земледелие. Реакцией средневековой Европы на голод 1315 года были паника, фанатизм, еврейские погромы и «охота на ведьм». Реакцией Америки на «год без лета» была колонизация Запада. Ответом Англии на похолодание 1640-х была буржуазная революция.

Ответом Китая стало кровавое народное восстание, уничтожившее династию Мин и отдавшее Поднебесную во власть жестоких и безграмотных кочевников.

Нельзя не задуматься над тем, что единственное место, где на протяжении сотен тысяч лет климат не менялся, была Экваториальная Африка. Именно там человечество не эволюционировало.

И, наконец, третье: изменения климата за 4,5 млрд лет существования Земли совершенно точно обусловлены не антропогенным СО2.

- Но ведь уже имеются свидетельства о том, что тают Гималайские ледники. Это ли не свидетельство глобального потепления?


- Утверждение о том, что гималайские ледники растают к 2035-му году, стало, благодаря The Sunday Times, предметом скандала. Это утверждение опиралось на интервью, данное д-ром Саидом Хаснайном индийскому журналу Down to Earth; интервью увидел журналист New Scientist Фред Пирс и поговорил с д-ром Хаснайном по телефону: это-то телефонное интервью и легло в основу доклада IPCC.

IPCC утверждает, что она цитирует только работы, прошедшие строгую процедуру научного рецензирования. В данном случае, как мы видим, реальность оказывается обратной. Именно факт цитирования в AR4 IPCC превратил абсурдное утверждение профессора Хаснайна в «научный факт». При этом глава IPCC Раджендра Пачаури получил около 4 млн. долларов в грантах на исследование проблемы таяния ледников и немедленно назначил руководителем одного из проектов д-ра Саида Хаснайна.

- То есть, все утверждения о глобальном потеплении – дело рук глобальной бюрократии?

- Вполне возможно, что человечество в будущем изобретет что-то, что окажется для него тем, что Кислородная катастрофа – для анаэробных бактерий. Но СО2, выбрасываемый заводами, попросту не тянет на эту роль: это все равно, что пытаться учитывать в расходе воды на Саяно-Шушенской ГЭС долю, выпитую курами.

Глобального потепления нет, но есть глобальная бюрократия. Глобальная бюрократия сильно отличается даже от национальных бюрократий. Любая национальная бюрократия отвечает перед избирателями или конкурентами. Если она неэффективна при демократии, народ голосует против нее. Если она неэффективна при диктатуре, она проигрывает соседним странам. Глобальная бюрократия не отвечает ни перед кем.

До 1991 года глобальная бюрократия на Западе боялась хотя бы СССР. Она не могла позволить открытому миру стать слишком неэффективным. Теперь у нее нет преград.

Нет ни одной проблемы, которую глобальная бюрократия пыталась решить, - от прав человека до голода в Африке, - и которая при этом не становилась бы вечной. Если уж глобальная бюрократия возьмется помогать голодающей стране - страна будет голодать до скончания ООН. Если уж возьмутся помогать Карабахскому или палестинскому конфликту - конфликты станут вечными.

Теория глобального потепления является идеальным инструментом для глобальной бюрократии. Она позволяет регулировать все и не нести ответственности ни за что. Она создает наднациональное правительство, которое получает власть, которую не удалось получить ни Гитлеру, ни Чингисхану, ни Сталину.

Опыт построения тоталитарного дискурса в открытом обществе оказался не очень удачным: авторитет IPCC тает гораздо быстрее, чем ледники в Гималаях. Однако сам факт того, что столь небольшое число людей, занимающихся очевидным враньем, смогли получить столько власти, не прибегая ни к ГУЛАГу, ни к НКДВ, просто с помощью создания атмосферы сопричастности, и травли оппонентов, говорит о том, что сверкающее здание мировой демократии является не столь уж сверкающим.

- Уменьшение количества солнечных дней в Азербайджане – свидетельство глобального похолодания?

- Конечно. Вы помните, сколько раз смогли прошлым летом искупаться на море? Я, например, вообще не купался. Лето было достаточно прохладным. За окном уже май, а люди все еще ходят в куртках. Хотя раньше на «маевках» мы уже переодевались в рубашки с короткими рукавами. В Азербайджане уменьшилось количество появления Солнца. Это связано с огромным количеством влаги в атмосфере, увеличилась облачность.

- Каким, на ваш взгляд, будет климат в Азербайджане в ближайшей перспективе? Как изменение климата может повлиять на Азербайджан?

- В Азербайджане будет очень влажный климат. Чрезмерное выпадение осадков в Азербайджане может привести к снижению урожайности. Произойдет разлив рек, который уже сейчас наблюдается. Начнется интенсивная вырубка лесных массивов в сельской местности для того, чтобы использоваться эти земли для орошения. Мы должны уже сейчас готовиться к этому. В частности, надо в горных и предгорных зонах проводить интенсивную посадку лесных массивов, углублять дно рек, очищать их от ила.

- 2010 год объявлен в Азербайджане Годом экологии. Как эколог, вы довольны предпринимаемыми в связи с этим мерами?

- В Азербайджане проводится огромная работа в связи с Годом экологии. Было посажено большое количество саженцев, очищаются загрязненные нефтью земли, население регионов обеспечивается чистой питьевой водой, устанавливаются очистительные модули. Но за один год невозможно избавиться от всех проблем в сфере экологии. Однако экологические риски весьма своевременно устраняются. Но и люди сами должны что-то предпринимать, а не ждать, когда за них это сделает глава государства.



Вверх
© Координационный Совет Азербайджанской Молодёжи
© 2005 - 2020 ksam.org
При использовании материалов сайта ссылка на ksam.org обязательна
Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов и баннеров.