Новости диаспоры Публикации Новости Библиотека Россия Азербайджан Фотография
Главная страницаКарта сайта
Новости
Политика Экономика Туризм Спорт События и факты Светские новости Статьи Антиазербайджанская деятельность
Наши друзья


















Поиск:
Политика
Новости Политика Изобретательная «тройка» и недоверчивая «шестерка»
Перейти к общему списку

Изобретательная «тройка» и недоверчивая «шестерка» 18-06-2010
В иранском деле, казалось, наступил весьма обнадеживающий перелом. Турция и Бразилия достигли соглашения с правительством Ирана по обмену ядерным топливом, и это могло снять с повестки глобальной политики вопрос о введении новых санкций в отношении Тегерана. Могло, но не сняло. Более того, великие державы, решающие судьбу «иранского вопроса», даже умудрились сблизить свои позиции в момент, когда этого ожидали от них менее всего.

Изобретательная «тройка»

Анкара и Бразилия предложили свои посреднические усилия в переговорах по иранской ядерной проблеме в ситуации, когда практически исчерпали себя все возможности оказания дипломатического давления на Тегеран. «Шестерка» международных переговорщиков (США, Россия, Великобритания, Франция, Китай и Германия) приступила к обсуждению более жестких санкций в отношении Ирана. Последние консультации по этому вопросу показали, что США и их западные союзники постепенно склоняют Россию и Китай к мнению о необходимости введения такого режима санкций, который реально затронул бы возможности полноценного функционирования иранской экономики. Инициативы Бразилии и Турции стали, тем самым, последним шансом добиться благоразумного и взаимоприемлемого исхода иранской проблемы.
Показательно заявление президента России Дмитрия Медведева, который на встрече в Москве с бразильским лидером Луисом Инасиу Лулой да Сильвой заявил: «Визит президента Бразилии в Иран является последней возможностью решить без санкций иранскую ядерную проблему. Я очень рассчитываю, что миссия президента Бразилии закончится успехом». По словам Медведева, «если не удастся убедить Иран в пользу соответствующих форм сотрудничества, тогда международному сообществу придется действовать в соответствии с теми подходами, которые обсуждаются «шестеркой».
Турецко-бразильские предложения сочетали в себе признание права Ирана осуществлять обогащение урана, размещение части запасов иранского урана за рубежом и проведение международным сообществом инспекций ядерных объектов Ирана с целью подтверждения мирного характера его ядерной программы. То есть в принципиальном отношении эта инициатива во многом повторила предложение Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), предусматривавшее обмен иранского низкообогащенного урана на ядерное топливо из России и Франции. Однако Тегеран не принял тогда эту схему, потребовав, чтобы урановый обмен проводился только на территории самой ИРИ.
Совершенно противоположной оказалась реакция Тегерана на предложения Анкары и Бразилии. Хотя требование иранской стороны об «одновременном обмене» осталось в силе, МИД ИРИ назвал новые инициативы «реально действенными». Видимо, сказалось то, что в предлагаемой сделке по обмену присутствуют теперь уже не Россия и Франция, а Турция и Бразилия – страны, однозначно отвергающие введение каких бы то ни было санкций в отношении Ирана и вообще выступающие в качестве его стратегических партнеров.
В результате переговоров между президентами Ирана и Бразилии Махмудом Ахмадинежадом и Лулой да Сильвой, к которым присоединился и турецкий премьер Реджеп Тайиб Эрдоган, достигнута договоренность, что уран, производимый в Исламской Республике, будет обмениваться на дообогащенный уран, который поступит из Турции. При этом участие в сделке Бразилии дает основание считать, что процесс дообогащения иранского урана будет осуществляться на территории этой южноамериканской страны, откуда ядерное топливо предполагается транспортировать в Иран посредством Турции. Как сообщил официальный представитель МИД ИРИ Рамин Мехманпараст, Иран согласился отправить 1,2 тонны своего низкообогащенного урана в Турцию для его последующего обмена на 120 кг обогащенного до уровня 20% ядерного топлива.
Уместно напомнить, что в феврале нынешнего года иранская Организация по атомной энергии приступила к самостоятельному дообогащению урана до необходимого уровня в ядерном центре Натанза. Руководство ИРИ заверило при этом, что в случае достижения соглашения по обмену ядерным топливом эти работы будут прекращены. Ближайшее время покажет, верен ли Иран данному слову. Ну а пока фактом является то, что затея, которую не удалось реализовать МАГАТЭ и международной «шестерке», самым неожиданным образом претворяется с участием Турции и Бразилии. В связи с этим остается дождаться также официального мнения представителей самой «шестерки» на сей счет.

Недоверчивая «шестерка»

Международные переговорщики, между тем, не торопятся озвучивать свое окончательное мнение относительно ирано-турецко-бразильской сделки. Однако тот факт, что, несмотря на зафиксированный в трехстороннем соглашении отказ Ирана обогащать уран на своей территории, «шестерка» продолжает обсуждать проект резолюции, предусматривающий введение более жестких санкций против Тегерана, говорит о многом. Причем Соединенные Штаты внесли его на обсуждение Совета Безопасности ООН уже на следующий день после достижения договоренности между лидерами Ирана, Бразилии и Турции. Президент США Барак Обама заявил, что США будут добиваться ужесточения санкций против Ирана, несмотря на достигнутое Тегераном с Турцией и Бразилией соглашение по обмену ядерным топливом. Поскольку «международное сообщество по-прежнему испытывает тревогу по поводу ядерной программы Ирана, равно как и нежелания Тегерана выполнять взятые на себя международные обязательства».
Госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила, что Вашингтон, Москва и Пекин достигли договоренности по новой резолюции СБ ООН. Особый резонанс вызвало в этой связи изменение позиции России, которая, судя по всему, все более склоняется к принятию американской инициативы об ужесточении санкций против ИРИ. Чтобы заручиться поддержкой России в этом вопросе, Белый дом отменил санкции против российского ВПК, наложенные в связи с обвинениями в торговле оружием с Ираном и Сирией. Кроме того, США согласились с тем, что Москва может поставить Тегерану зенитно-ракетные комплексы С-300 и достроить АЭС в Бушере.
Новая резолюция предполагает введение ряда санкций, затрагивающих как экономику Ирана, так и его военно-промышленный комплекс. В случае одобрения документ расширит список иранских граждан и компаний, которым запрещается вести экономическую деятельность за рубежом, а также запретит Тегерану финансировать деятельность зарубежных компаний, задействованных в ядерной отрасли. Одним из ключевых пунктов новой резолюции станет запрет на поставку в Иран определенных видов тяжелого вооружения, в частности танков, бронетранспортеров и боевых самолетов.
Интересно в этой связи мнение Израиля, полагающего, что никакие меры, менее масштабные, чем санкции в отношении нефтегазовой отрасли Ирана, не подействуют на ИРИ. А поскольку подобные санкции, видимо, не предлагаются, Израиль продолжает рассматривать вероятность нанесения военного удара по Ирану. Что же касается Тегеранского соглашения, то еврейское государство охарактеризовало его как попытку ввести в заблуждение международное сообщество.
Между тем во всех этих околоиранских перипетиях весьма примечательными предстают действия Турции, правительство которой подтверждает свою решимость усилить позиции Анкары не только в региональном, но и глобальном масштабе. Начнем с того, что турецкий премьер Реджеп Тайиб Эрдоган пообещал иранской стороне, что он сделает все возможное для того, чтобы мировая общественность поддержала Тегеранское соглашение. С этой целью он обсудил вопрос с лидерами ведущих стран мира. В частности, американскому президенту он попытался разъяснить, что трехстороннее соглашение «приоткрывает дверь» для решения иранской ядерной программы путем дипломатии, а новому премьеру Великобритании Дэвиду Кэмерону заявил, что подписанное соглашение «пусть и не устраняет все беспокойство международного сообщества, но является шагом на пути к безопасности».
Но поистине знаковый характер носило выступление Эрдогана в Мадридском университете, где он, обратившись к странам, скептически относящимся к соглашению по иранской ядерной программе, назвал их позицию неубедительной, поскольку сами эти страны располагают ядерным оружием. «Буду говорить откровенно. Когда сегодня речь заходит о тех, кто говорит о ядерной безопасности, о тех, кто говорит, что они являются определяющими, мы видим пять постоянных членов Совбеза ООН. У всех у вас есть ядерное оружие. Когда вы говорите, что его не должно быть у других, теряется убедительность сказанного. Нам следует признать реалии сегодняшнего дня, мы будем формировать право верховенства или же верховенство права? Это очень важно. Если мы существуем в этом мире для того, чтобы формировать право верховенства, то нам должно быть стыдно за себя, но если мы живем для того, чтобы было верховенство права, то, значит, мы оправдываем свое существование», - подчеркнул Эрдоган. Свою речь он заключил следующим заявлением: «Мы не должны забывать, что это право необходимо всем нам. И мы никогда не допустим, чтобы человечество пало перед империализмом».
Что же касается самого Ирана, то он призывает США и Россию поддержать Тегеранское соглашение. Президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад назвал его «последним шансом» урегулировать разногласия между Ираном и мировыми державами. А спикер иранского парламента Али Лариджани предупредил, что Тегеран отменит трехстороннюю сделку, если данный договор откажется подписать хотя бы один из членов Совбеза ООН. Тем самым Иран требует, чтобы «шестерка» великих держав отказалась от планов введения против него каких бы то ни было санкций.
Однако шансов на то, что подписантам Тегеранского соглашения, которых объединяет и общая «антиимпериалистическая позиция», удастся убедить крупнейшие державы в мирных намерениях Ирана, практически нет. И, следует признать, что виной тому являются не только гегемонистские амбиции современных «империй». В день подписания ирано-турецко-бразильского соглашения официальный Тегеран торжественно объявил, что не собирается отказываться от национальной программы по дообогащению урана. Ожидать после этого существенного смягчения позиции «шестерки» было бы действительно наивным.
Не говоря уже о том, что нет никакой ясности относительно самих положений Тегеранского соглашения. До конца не понятно ни то, когда Иран передаст свой низкообогащенный уран Турции, ни когда получит обратно высокообогащенное топливо. Согласно седьмой статье трехстороннего соглашения, с момента подписания соответствующего договора между Ираном и «шестеркой» Тегеран в течение месяца обязывается поставить 1200 килограммов низкообогащенного урана в Турцию, а международные переговорщики - в течение года предоставить эквивалент обогащенного до 20% урана, равный 120 килограммам. Если уран будет дообогащаться на территории Турции, то сделка может осуществиться не раньше чем через год, поскольку произвести такой объем высокообогащенного продукта в более короткий срок просто технически невозможно. Соответственно у Запада и всего мирового сообщества есть основание опасаться, что Иран просто затягивает время, ибо нет никакой гарантии, что этот годичный срок Тегеран использует в контексте своей ядерной программы исключительно в мирном направлении.
Если же допустить, что Бразилия обладает дообогащенным ураном и может обменять его на низкообогащенный иранский уже в самое ближайшее время, то почему «тройка» не сообщила об этом сразу? Ведь тем самым она могла бы снять многие сомнения и опасения всех тех, кто продолжает не доверять иранскому режиму. Или еще один вопрос: сколько низкообогащенного урана останется в Иране после того, как 1200 кг будут отправлены в Турцию?
Вопросов, как видно, немало. Но все меньше, к сожалению, остается времени для принятия мер в целях мирного разрешения «иранского кризиса».


Вверх
© Координационный Совет Азербайджанской Молодёжи
© 2005 - 2021 ksam.org
При использовании материалов сайта ссылка на ksam.org обязательна
Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов и баннеров.