Новости диаспоры Публикации Новости Библиотека Россия Азербайджан Фотография
Главная страницаКарта сайта
Новости
Политика Экономика Туризм Спорт События и факты Светские новости Статьи Антиазербайджанская деятельность
Наши друзья


















Поиск:
Политика
Новости Политика Орхан Саттаров: "Москва не хочет оказаться перед выбором в карабахском вопросе"
Перейти к общему списку

Орхан Саттаров: "Москва не хочет оказаться перед выбором в карабахском вопросе" 13-08-2011
Недавнее интервью российского президента радиостанции "Эхо Москвы" стало в определенной степени символичным и содержит вполне однозначные посылы как внутренней российской аудитории, так и за рубеж. В данной статье мы попытаемся проанализировать высказывания российского президента, которые помогут лучше понять его видение внутри- и внешнеполитической ситуации.
 
О Саакашвили: "Для меня он – фигура нерукопожатная"
 
Отвечая на вопросы грузинских журналистов, Медведев дал ясно понять, что диалога с Грузией не будет, пока ныне действующий грузинский президент находится у власти. Медведев не готов простить ему смерть сотен российских граждан, в том числе, российских миротворцев. Вину за августовскую войну 2008 года Медведев возлагает целиком и полностью на Саакашвили, дистанцируясь от прямых обвинений США в подталкивании Грузии к началу военных действий. В то же время, он не стал скрывать, что именно определенные сигналы из-за океана были на свой лад истолкованы грузинским президентом: "Так вот, я не считаю, что американцы подталкивали грузинского руководителя к агрессии. Но я думаю, что определенные нюансы, определенные акценты, слова о том, что пора восстановить конституционный порядок, пора действовать более решительно, могли возбудить совершенно очевидные надежды, что при возникновении любого конфликта "американцы нас не бросят, они вступятся, в конце концов они войну устроят с русскими".
 
Об "авторстве" решения о вторжении в Грузию: "Я собрал Совбез, объяснил свою позицию, почему я принял решение открыть ответный огонь и вступить в этот конфликт"
 
В некоторых пассажах интервью Медведева просматривается неприкрытое желание показать, что именно он, как Верховный главнокомандующий российских Вооруженных сил, принимал решение об "открытии ответного огня" по грузинским войскам. С Путиным российский президент, по собственным словам, во время принятия тех судьбоносных решений по Грузии не советовался, и связались они лишь спустя сутки. Видно это и из следующей фразы президента: "Он (Саакашвили, – прим. ред.) вообще должен быть признателен мне, что в какой-то момент я просто остановил войска". Обращает на себя внимание то, что Медведев, рассказывая об августовских событиях, практически везде употребляет "я" и почти ни разу не говорит "мы" (имея в виду Россию и российское руководство в целом). Создается впечатление, что Дмитрий Медведев сознательно отмежевывается от фигуры премьер-министра и позиционирует себя как политика, принимающего свои решения без оглядки на кого-либо. В преддверие грядущих президентских выборов такая риторика вполне объяснима.
 
Европе: "План Саркози выполнен на 100 процентов... в понимании российской стороны"
 
Отвода российских войск на довоенные позиции ожидать не стоит, ибо они уже отведены на довоенные позиции - в понимании российской стороны. Этот ответ Медведева на вопрос журналистов о невыполнении Россией части плана "Медведев - Саркози" содержит в себе вполне ясный сигнал Европе: "Несмотря на вашу критику, мы не отодвинем войска". К тому же Медведев пытался представить дело так, что и критика эта из Европы звучит в последнее время все слабее. По словам Медведева, тема российско-грузинского конфликта утратила свою актуальность на международной арене: "Сейчас вообще эта тема отсутствует в повестке дня моих переговоров с европейскими лидерами, ее вообще просто нет. Действительно, она была сложной в 2008 году, потому что был конфликт. Сейчас ее просто не существует".

Одна деталь: говорил Медведев об этом после сенсационной утечки в американских СМИ. Согласно ей, ЦРУ поддержало выводы грузинских правоохранительных органов о причастности спецслужб России к терактам в Тбилиси, в том числе взрыву перед посольством США. Плюс ко всему в той же утечке указывалось, что США поднимали на переговорах с Россией вопрос о терактах в Грузии. Словом, насколько убедительно опроверг эту утечку Дмитрий Медведев – вопрос открытый.
 
Армении и Азербайджану: лучше вечные переговоры, чем начинать войну
 
"...Вы знаете, для нас это определенный урок, что лучше вести бесконечные переговоры о том, какова судьба Нагорного Карабаха, будет ли там референдум когда-то, как нам готовить мирный договор, чем провести эти пять военных дней" - именно это высказывание президента вызвало определенное недовольство в Баку, вплоть до заявлений некоторых экспертов о том, что Медведев "сорвал маску миротворца".
 
С одной стороны, в высказываниях российского президента отчетливо можно увидеть стремление сохранить статус-кво, да еще к тому же без четких гарантий, что Москва намерена добиваться реального продвижения на переговорах.
 
На первый взгляд, Дмитрий Медведев весьма конструктивно и благоразумно предостерегает стороны от резких шагов. Но на фоне вовлеченности российского президента и, в какой-то степени, его личной ответственности за разрешение конфликта дипломатическими методами разговоры о "вечных переговорах" имидж главы российского государства, прямо сказать, не красят.
 
Но, с другой стороны, в случае возобновления военных действий в зоне конфликта, России, как региональной державе, объективно будет крайне сложно остаться в стороне. Точно так же, как она не могла не вмешаться в грузино-южноосетинский конфликт – любое иное решение означало бы полный подрыв собственного имиджа как державы, готовой постоять за свои интересы.

Но вмешательство еще и в нагорно-карабахский конфликт чревато жесткой международной критикой, особенно если Россия вновь, как в случае с Грузией, будет действовать без мандата международных организаций. К тому же в Нагорном Карабахе у России нет даже такого спорного повода для вмешательства, как российские паспорта у местных граждан и российские миротворцы в столице. Если же Москва пожелает опереться на соглашения в рамках ОДКБ, это будет означать признание Карабаха частью Армении, что вызовет весьма резкую реакцию мирового сообщества. К тому же военное вмешательство России в конфликт будет почти наверняка означать резкое обострение отношений с Азербайджаном, если исходить из того, что именно он воспользуется своим конституционным правом на восстановление собственной территориальной целостности.
 
Потеряв полностью Грузию, лишиться еще и такого партнера, как лидирующий в регионе Азербайджан, торгово-экономическое, политическое и культурное сотрудничество с которым постоянно укрепляется, для России может оказаться достаточно тяжело. Москва не хочет оказаться перед выбором, где она в любом случае проиграет: как в случае ее активного вмешательства, так и в случае стороннего наблюдения. Как бы ни повела себя Россия, она потеряет авторитет в глазах или одной из сторон конфликта, или обеих, да и ее международному имиджу будет нанесен урон.
 
На этом фоне излишне резкими могут показаться оценки насчет "шантажа" со стороны российского президента, как счел бывший советник Гейдара Алиева по внешнеполитическим вопросам, Вафа Гулузаде. Более того, в силу многих обстоятельств сохранение статус-кво не так уж и выгодно России. Но вот насколько реалистичны надежды Москвы решить конфликт дипломатическим путем, не обидев при этом ни одну из сторон и возложив всю ответственность за политические решения на президентов Азербайджана и Армении, а заодно и повысив свой авторитет в регионе? Очевидно, что пока такое дипломатическое урегулирование конфликта недостижимо, а в Москве не прочь и "потянуть жвачку". Ведь не российские же граждане, в конце концов, десятилетиями ютятся в лагерях и мечтают о возвращении на Родину. Увы, политика – вещь циничная.
day.az



Вверх
© Координационный Совет Азербайджанской Молодёжи
© 2005 - 2020 ksam.org
При использовании материалов сайта ссылка на ksam.org обязательна
Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов и баннеров.