Новости диаспоры Публикации Новости Библиотека Россия Азербайджан Фотография
Главная страницаКарта сайта
Новости
Политика Экономика Туризм Спорт События и факты Светские новости Статьи Антиазербайджанская деятельность
Наши друзья


















Поиск:
Политика
Новости Политика Протягивать ноги по длине одеяла
Перейти к общему списку

Протягивать ноги по длине одеяла 16-03-2009
В последнее время в армянских СМИ все активнее муссируется тематика о смене формата мирных переговоров между сторонами армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Толчком к развитию дискуссии послужила серия заявлений сопредседателей Минской группы ОБСЕ в ходе их последней поездки по двум странам Южного Кавказа. О подробностях этих заявлений сообщалось в аналитической статье АзерТАдж «Миацум»: эволюция в тупик», опубликованной на сайте информационного агентства 5 марта и в других СМИ. И хотя в заявлениях сопредседателей речь вовсе не шла о смене формата переговоров как такового, участившееся упоминание ими азербайджанской общины Нагорного Карабаха воспринято в армянских политических кругах и медиа-пространстве с известным беспокойством и послужило поводом для спекуляций относительно изменений в составе участников переговорного процесса.

Собственно, расширить существующий формат Ереван стремился давно, пытаясь усадить за переговорный стол представителей сепаратистского режима в Ханкенди – рядом с собой или даже вместо себя. Эти попытки предпринимались армянской стороной без особой тревоги на душе и, даже напротив, довольно настойчиво. Но стоило только сопредседателям заговорить, наконец, о карабахских азербайджанцах как об институционализированной общине и необходимости вовлечения её в политический процесс наравне с самими армянами Нагорного Карабаха, оптимизм армянских политиков и наблюдателей внезапно куда-то исчез. О подобных изменениях стали теперь говорить с еле скрываемым раздражением. Армян начинает тревожить перспектива потери ими фактической монополии (формальной монополии и так никогда не было) на термин «население Нагорного Карабаха» и осознание возможности их подключения к переговорам наравне с азербайджанцами.

Тон дискуссий в армянских СМИ позволяет предположить, что карабахские армяне готовы, скорее, вообще отказаться от мечты стать стороной переговоров и оставить всё, как есть, чем разделить эту роль вместе со своими бывшими азербайджанскими соседями. Ведь подключение азербайджанцев к переговорному процессу в качестве общины, фактически, низводит на нет все многолетние усилия Армении и её единственный правовой аргумент – «реализованное право народа Нагорного Карабаха на самоопределение», поскольку само признание Минской группой фактора азербайджанской общины немедленно лишает сегодняшних фактических властей области легитимности и выдвигает в качестве условия достижения этой легитимности обязательное возвращение второй общины в область и включение её в демократический процесс совместного формирования новой, на этот раз уже представительной власти в виде органов самоуправления. Следовательно, и право жителей Нагорного Карабаха на самоопределение могло и должно было быть выражено и реализовано только совместно и в свободных условиях, чего, однако, не произошло, что делает «самоопределение карабахского народа» в 1991 году неполноценным и нелигитимным, не говоря уже о нарушении Kонституции Азербайджана.

Армянское издание «Лрагир» опубликовало статью «Новый процесс в карабахском урегулировании». Говоря о назначении Президентом Ильхамом Алиевым нового главы исполнительной власти Шушинского района, избрании руководителя Общественного объединения «Азербайджанская община Нагорного Карабаха» и намерений этой структуры активизировать свою деятельность, газета отмечает: «Эта информация не привлекла бы внимания, если бы буквально за несколько дней до этого французский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Бернар Фасье не заявил в Ереване, что к переговорному процессу будут привлечены «и армянская, и азербайджанская» общины Карабаха. В Баку Фасье подтвердил, что не говорил «о привлечении Карабаха в качестве третьей стороны переговоров».

На самом деле, привлечение армянской и азербайджанской общин Нагорного Карабаха к переговорному процессу вовсе ещё не означает появление новой стороны переговоров как таковой. Сторона переговоров – это уже определённый статус, в то время как привлечение к переговорному процессу может включать определённые консультации, участие общин в том или ином качестве, но необязательно их upgrade до уровня «стороны переговорного процесса». Противоречий в двух заявлениях Б.Фасье, в действительности, нет. Напротив, в его бакинском заявлении содержится недвусмысленноe подтверждение того, что неопределённое понятие «Карабах» не может быть третьей стороной переговоров, по крайней мере без предварительного уточнения его сущности и этнического состава. В МИД Азербайджана, надо полагать, действительно были бы удивлены, если бы вдруг Б.Фасье упомянул о непонятном «Карабахe» как о стороне переговоров.

«После заявления Фасье стало очевидно, что в Баку начнут формировать «азербайджанскую общину». Шаги не заставили себя ждать. Следует ожидать, что на следующем этапе в Азербайджане будет создано правительство Карабаха в изгнании, которое проведёт выборы, изберёт президента и парламент, в общем, сделает всё, чтобы на чаше весов напротив Карабаха появилась другая сила – азербайджанская община. О том, что вот уже 15 лет об этой общинe никто не вспоминал, что после смерти её бессменного руководителя Низами Бахманова вот уже год никому и в голову не приходит назначить нового руководителя, все уже успели забыть», – пишет автор статьи, Нано Аргутян.

К сведению армянской газеты, все эти 15 лет азербайджанское правительство было занято строительством временных посёлков, размещением беженцев и вынужденных переселенцев, созданием для них человеческих условий жизни с целью ликвидации последствий этнических чисток – палаточных городков и проживания несчастных карабахцев в товарных вагонах, землянках и недостроенных заброшенных строениях. Все эти 15 лет вопрос конечного возвращения азербайджанцев в свои дома стоял на повестке дня, и никто об этом не забывал. И только недавно, когда благодаря экономическому буму был, наконец, ликвидирован последний палаточный городок, появились условия для активного подключения азербайджанской общины к обсуждению вопросов, прямо касающихся их дальнейшей судьбы. Долгожданный выход на первый план повестки дня вопроса более активного подключения азербайджанской общины к политическим процессам вокруг их родного края объясняется именно успешным завершением государственной программы по решению их неотложных бытовых проблем, а вовсе не неожиданным подкидыванием темы Бернаром Фасье или кем-то другим. Вопрос азербайджанской общины был поднят не сопредседателями, а самими карабахскими азербайджанцами, и об этом чрезвычайно важно помнить!

«Можно, конечно, оценить этот процесс с эмоциональной точки зрения и утверждать, что азербайджанцы – бывшие жители Карабаха – живут сейчас на своей родине, в домах, покинутых армянами, в общем, можно привести множество доводов против их приравнивания с Карабахом», – пишет Аргутян. Данное утверждение содержит ряд серьёзных недочётов. Во-первых, карабахские азербайджанцы жили на своей родине и тогда, и сейчас. Мировое сообщество потому и признало азербайджанскую общину Нагорного Карабаха «внутренними вынужденными переселенцами» (IDPs – internally displaced persons), а не «беженцами» (refugees), что в их случае отсутствует необходимое правовое условие для квалификации их беженцами по Женевской Конвенции 1951 года – пересечение ими государственной границы. Фразой «азербайджанцы – бывшие жители Карабаха – живут сейчас на своей родине» Аргутян, по-видимому, намекает на то, что на родине карабахские азербайджанцы оказались лишь после того, как покинули Нагорный Карабах, что является крайне ошибочным суждением как с политической, так и с международно-правовой точки зрения. С изгнанием азербайджанцев из Нагорного Карабаха родину они не сменили, в другое государство не перебрались, и после возвращения их в свои дома в Шуше, Ходжалы, Мешали, Джамилли, Кяркиджахан, Умудлу и другие населённые пункты государственную границу они опять же переходить не станут.

Такими же внутренними переселенцами являются та часть бакинских, гянджинских, шамахинских, чайкендских армян, которая перебралась не в Армению или в третьи страны, а в нагорно-карабахский регион Азербайджана. Они не беженцы, а внутренние переселенцы, так как государственную границу не переходили. Aрмяне же, которые в результате конфликта переехали в Армению или в третьи страны, действительно могут считаться беженцами (до натурализации их в одной из стран). До массового принятия гражданства Азербайджана на статус беженцев по Женевской Конвенции 1951 года по признаку prima facia могли претендовать и азербайджанские беженцы из Армении, однако с их натурализацией в Азербайджане они согласно статье 1-С-(3) данной конвенции утратили право на статус беженцев, хоть и, возможно, тяжёлые условия жизни многих из них с тех пор мало изменились.

Во-вторых, утверждение о том, что азербайджанская община Нагорного Карабаха не может быть приравнена по своему статусу с опять же непонятным «Карабахом» (видимо, имеется в виду армянскaя часть населения Нагорного Карабаха) по причине того, что она сейчас живет в квартирах бакинских армян, также крайне ошибочно. Более того, в данном утверждении чувствуется попытка приравнять карабахских азербайджанцев с армянскими беженцами из остальной части Азербайджана, а карабахских армян оставить как бы одних, без помех. В прошлом предпринимались аналогичные попытки армянских интеллектуалов увязать вопрос возвращения карабахских азербайджанцев в свои дома с возвращением армян в Баку, Гянджу, Гёранбой и другие районы за пределами Нагорного Карабаха. Так, например, 24 мая 2007 года советник тогдашнего лидера армянской общины Нагорного Карабаха Аркадия Гукасяна Арман Меликян заявил, что азербайджанцы Нагорного Карабаха, в приципе, могут вернуться в свои дома, но при условии возвращения армянских беженцев в Азербайджан или, на худой конец, заселения их в самом Нагорном Карабахе. Расчёт был на то, чтобы предложить заведомо нереальную формулу, которую не приняли бы в первую очередь сами армянские беженцы из Азербайджана. Ведь, как известно, только мизерная часть бакинских армян обосновалась в Армении, в то время как большинство после непродолжительного пребывания в Армении перебралoсь в третьи государства – в страны СНГ, ЕС, США, Канаду, Австралию. Вряд ли найдётся хотя бы десяток бывших бакинских армян, проживающих сегодня в Лос-Анджелесе, Торонто или Париже, которые готовы будут бросить всё и переехать даже не в Армению, а в Гадрут или Аскеран.

Но даже не это главное. Данное утопическое предложение имело скрытый подтекст и было нацелено, скорее, на приравнивание карабахских азербайджанцев к бакинским, гянджинским, шамахинским армянам (т.е. не к карабахским). В ответ в азербайджанской прессе вышла статья автора этих строк «Эквивалентом армянских беженцев из Азербайджана могут быть только азербайджанские беженцы из Армении», объясняющая молодому человеку из окружения Гукасяна, что аналогом карабахских азербайджанцев являются их бывшие армянские соседи по НКАО, а у армян из остальной части Азербайджана имеется свой эквивалент в лице азербайджанцев – бывших жителей Армении. В любом случае, соотношение может быть только чётное: 1 + 1 (официальный Баку и официальный Ереван), 2 + 2 (две официальные столицы и две общины Нагорного Карабаха). В случае же попыток Еревана вытащить припрятанный козырь в лице армян из остальной части Азербайджана (с вычетом армян Нагорного Карабаха), то формула будет 3 + 3, так как их аналогом являются азербайджанцы из Армении. И любые попытки приравнять к карабахским азербайджанцам бакинских армян, оставить карабахских армян одних и при этом удобно умолчать об азербайджанцах из Армении будут немедленно отвергнуты, так как, извините, дураков нет.

Это касается также намёка Нано Аргутян о квартирах бакинских армян, в которых, по её мнению, поселились карабахские азербайджанцы после иx «возвращения на родину», то есть в Азербайджан. Впрочем, 2-х и 3-х этажные дома, фермы, сельскохозяйственная техника, пахотные земли и пастбищные угодья азербайджанцев Армении сегодня тоже не пустуют, а успешно присвоены... Поэтому каждый раз, когда в Армении будут поднимать вопрос о потерянной собственности и трагической участи бакинских и других некарабахских армян, в Азербайджане немедленно будут напоминать о, как минимум, не менее трагической судьбе азербайджанцев Армении и захваченной их собственности.

Эхом статьи Нано Аргутян прозвучало заявление главы «карабахского общественного совета по вопросам безопасности и политики» Масиса Маиляна в интервью «Кавказскому узлу», в котором тот, в частности, сказал: «Бывшие жители Карабаха, являющиеся этническими азербайджанцами, являются сейчас гражданами Азербайджана, который и представляет их интересы на переговорах». Не побоимся повториться, люди, которых респондент называет «бывшими» жителями Карабаха, остаются таковыми и сегодня, несмотря на временное их проживание вне области по причине иностранной оккупации. К возвращению их в свои дома в Нагорном Карабахе Маиляну лучше начать психологически готовить себя и своих земляков уже сейчас, дабы избежать ненужного стресса в будущем. Гражданами Азербайджана они были и до этнических чисток, являются ими и сегодня, и останутся таковыми после возвращения в родные города и сёла в Карабахе. А что до того, кто должен представлять их интересы на переговорах – сами ли себя или центральное правительство Азербайджана, гораздо полезнее было бы Маиляну задуматься над вопросом, в качестве кого упорно пытаются сесть за стол переговоров лидеры армянской общины Нагорного Карабаха – в качестве граждан Азербайджана или Армении? И в том, и в другом случае особой надобности в их присутствии в зале переговоров не испытывается, так как на переговорах есть, кому представлять их интересы. Это либо (на выбор) Президент Азербайджана, либо же его армянский коллега. Tретьего варианта нет, особенно если учесть, что за границу сегодняшние жители Нагорного Карабаха выезжают по паспортам Республики Армения, а в магазинах они расплачиваются армянским драмом. Изобретение же и самовольное вывешивание над общественными зданиями в Нагорном Карабахе своеобразного флага – это ещё не повод для вхождения в ООН или в зал переговоров между азербайджанским и армянским президентами.

И всё же гораздо большее недоумение вызывает другая часть заявления Маиляна. По его мнению, предложение сопредседателей о вовлечении в политические процессы обеих общин Нагорного Карабаха говорит о том, что «либо посредники не в курсе об уже принятых по карабахской проблеме основополагающих документах, где очерчен трехсторонний формат переговоров, либо же, имея иные цели, сознательно меняют формат переговоров». Тут уже комментарии действительно излишни. Обвинить сопредседателей в некомпетентности и незнании предмета – это уже действительно что-то новое. Сопредседатели не в курсе, а вот Маилян – разумеется, в курсе. Если под основополагающими документами, определяющими «трёхсторонний» формат переговоров, считать Бишкекский протокол 1994 года, который Баку по тактическим соображениям просто вынужден был подписать наравне с Арменией и армянскими представителями Нагорного Карабаха с целью остановить бессмысленное кровопролитие, то на сей счёт вспоминается прошлогоднее предложение посла Ары Папяна подать в суд на членов Совета Безопасности ООН за невыполнение ими... Севрского Договора 1920 года. Дальше комментировать обвинения Маиляна в адрес сопредседателей нет смысла.

Впрочем, вернёмся к статье Н.Аргутян в издании «Лрагир». По мнению автора, вынося в информационное пространство новую идею, сопредседатели фактически уводят внимание сторон от сути предложений, переведя дискуссии в заведомо бесперспективное пространство. «Ведь очевидно, что Карабах заявит (рано или поздно), что не сядет с азербайджанской общиной за стол переговоров, Баку схватится за это и обвинит армян в бескомпромиссности, сопредседатели же скажут, что сделали все от них зависящее, и всё вернется на круги своя», – пишет Аргутян.

Надо полагать, под термином «Карабах» автор всё так же подразумевает группу людей, многозначительно именующих себя «правительством Нагорного Карабаха», но которых французский сопредседатель Б.Фасье открыто назвал своим именем – «режимом» (не на пустом же месте и не из-за плохого настроения или утомительного перелёта). И именнo эти господа, по убеждению газеты «Лрагир», не сядут за стол переговоров с азербайджанской общиной. А вот это уже и впрямь очень мило с их стороны!

Отметим, что насильно за стол переговоров с представителями азербайджанской общины лидеров карабахских армян никто сажать не собирается. Захотят быть допущенными в комнату переговоров – предпримут над собой неимоверные усилия и сядут, а не захотят – так дело хозяйское. Своим отказом сесть за один стол с лидерами абсолютно равной по значению азербайджанской общины они сами собственноручно похоронят вопрос их участия в переговорах, и тема будет закрыта раз и навсегда (официальному Баку, тем самым, будет оказана неоценимая услуга). Во-вторых, подобные демарши, вообще-то, могут устраивать те, кто сами хоть что-то представляют в этом мире, пользуются признанием или являются политическими тяжеловесами. Если лидеры карабахских армян станут капризничать и не захотят садиться за один стол со своими коллегами из равнозначной азербайджанской общины, то стоит ли вообще удивляться, почему им до сих пор не удалось сесть за один стол с центральным правительством Азербайджана?! Ноги надо протягивать по длине одеяла. А длина ханкендинского одеяла равна длине шушинского, а не бакинского.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин


Вверх
© Координационный Совет Азербайджанской Молодёжи
© 2005 - 2020 ksam.org
При использовании материалов сайта ссылка на ksam.org обязательна
Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов и баннеров.