Новости диаспоры Публикации Новости Библиотека Россия Азербайджан Фотография
Главная страницаКарта сайта
Новости
Политика Экономика Туризм Спорт События и факты Светские новости Статьи Антиазербайджанская деятельность
Наши друзья


















Поиск:
Политика
Новости Политика Тарасовские мифы о Карабахе
Перейти к общему списку

Тарасовские мифы о Карабахе 21-07-2011

В ней автор цитирует два документа, но, в силу своего «профессионализма», забывает дать точную ссылку на их местонахождение или публикацию. В действительности же, эти два документа лишний раз доказывают правоту азербайджанской стороны, утверждающей, что в годы АДР, а также в период между 28 апреля и 2 декабря 1920 года (даты советизации, соответственно, Азербайджана и Армении) Карабах однозначно входил в состав АДР и АзССР и де факто контролировался им, в то время как минимум, о чем можно с уверенностью говорить, так это о полном отсутствии какого бы то ни было реального контроля Армении над Карабахом.

Впрочем, по порядку. Тарасов признает, что в марте 1920 года в Карабахе все же имел место армянский мятеж. Против фактов действительно трудно идти. Однако он не задается вопросом, зачем армянам нужно было в марте (то есть еще до появления в Закавказье Красной Армии) поднимать мятеж в Карабахе, если данный край, как утверждает армянская пропаганда, не входил в состав АДР, а входил в состав Армении и управлялся ею? Представим себе, что Венесуэла (то есть АДР) в одностороннем порядке заявила свои права на населенную русскими Тульскую область, которая входит в состав России и контролируется Москвой. Стали бы туляки поднимать мятеж против Уго Чавеса, если его ноги в области никогда не было?

Вот и нам интересно, если в 1918-1920 гг. Карабах «входил в состав Армении», то зачем нужно было армянам этого региона поднимать мятеж против АДР? Как мог правительственный гарнизон АДР быть дислоцирован в Ханкенди и подвергнуться атаке со стороны мятежников, если Карабах «не входил» в состав этого государства? Если Карабах «управлялся Ереваном», то почему Армянский Национальный Совет подписал августовское соглашение 1919 года именно с АДР, а не Арменией? Почему политики в Ереване в переписке с армянской делегацией на Парижской мирной конференции отмечали, что Карабах присоединен к Азербайджану, а не писали, что «Карабах – наш»? Почему однозначное вхождение «спорного» Карабаха в состав АДР был, по предложению британцев, признан всеми союзниками, и ни один из них не сказал: «Oшибаетесь, сэр, Карабах входит в состав Армении»?

70 лет спустя армянская пропаганда изобретет наиглупейший тезис об «отречении в ноябре 1991 года Азербайджаном от своего советского территориального наследия» и правопреемственности АДР, «не включавшей» в себя Карабах.

Тарасов сам справедливо признает, что мятеж был инспирирован Ереваном. Но если Карабах, как утверждают армянские пропагандисты, «входил в состав Армении», то зачем надо было Еревану инспирировать мятеж против самого себя?

Тарасов задает вопрос «против кого и во имя чего?», но ошибается с ответом. Против кого – понятно. Разумеется, против АДР. Не против же Красной Армии, которой пока еще не было не только в Карабахе, но и вообще в Закавказье, и не против правительства Армении. О причинах мятежа Тарасов также пишет неубедительно – дескать, чтобы «отсечь большевиков от дальнейшего проникновения вглубь региона». Вглубь какого региона? Закавказья, небось? Большевики только через месяц начнут свое вторжение в регион! Армяне, поднимая мятеж, руководствовались совершенно другими целями – переподчинить Карабах от АДР Армении. Но им это не удалось, мятеж был подавлен.

Фактом является то, что для подавления мятежа Баку был вынужден снять со своих северных границ воинские части, при том, что там уже стояла Красная Армия. Вот, что вызывает подозрения об истинных и тайных подоплеках мартовского мятежа!

Далее Тарасов пишет о российско-армянском соглашении от 10 августа 1920 года. Трудно обсуждать, когда не приводится точная ссылка на документ, но тем не менее... В вводной части отмечается, что Россия полностью признает независимость Республики Армения. Признание Россией независимости Армении означает, конечно же, и признание ею также территориальной целостности Армении. Статья 2 соглашения предполагает, что войска РСФСР занимают Карабах, Зангезур и Нахичевань. Тут всплывают два вопроса. Во-первых, не означает ли занятие войсками РСФСР этих трех областей то, что Москва не рассматривает их как часть Армении, независимость и территориальную целостность которой она открыто признает? Во-вторых, если в документе эти территории названы спорными, и при этом Тарасов чуть ниже отмечает, что это вопрос российско-армянских отношений, а не армяно-азербайджанских, то не означает ли это, что «спорными» эти территории являются для Армении, но не для России, которая занимает их? Для Азербайджана они, естественно, также не являются спорными. Таким образом, спорными они являются с точки зрения Армении, которая не согласна с нахождением там Красной Армии, а не с точки зрения РСФСР. То есть, Москва называет их «спорными» только лишь потому, что Армения выдвигает на них претензии, но не потому, что она реально контролирует их или имеет на них какие-то права.

В статье 3 открытым текстом отмечается, что диспут имеет место между Арменией и АзССР (то есть РСФСР стоит как бы в стороне от этого дела), в то время как для Азербайджана, как мы знаем, эти территории никогда не считались спорными. Важно также то, что в соглашении говорится, что территориальный спор будет урегулирован на основах, которые будут в будущем установлены мирным договором между РСФСР и Арменией. Фактически, это означало, что мирный договор между Москвой и Ереваном и определит окончательные границы Армении, но при этом следует учитывать, что данное соглашение подписывалось государствами, одно из которых заняло Карабах, Зангезур и Нахичевань, а другое своей подписью согласилось с этим. Какими оказались бы окончательные границы Армении (а стало быть и западные границы Азербайджана) в случае подписания мирного договора, не приходится сомневаться. Вряд ли они отличались бы от линии разграничения войск РСФСР и Армении, установленной по соглашению от 10 августа. Иначе зачем нужно было проливать кровь и занимать эти три области?!

Второй документ (от 14 августа 1920 года), который Тарасов также цитирует без точной ссылки, представляет не меньший интерес. Третий пункт документа, в котором говорилось о решении пограничных споров с соседями только при посредничестве РСФСР, фактически предрешал судьбу Карабаха, Нахичевани и Зангезура. Не стоит быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что посредничество Советской России, держащей в этих раойнах Красную Армию, было бы полностью на стороне Советского Азербайджана. У Армении шансы получить эти земли были ничтожные. Она и до этого их не контролировала, а тут еще и иделогический фактор появился.

Наконец, третий документ – проект договора от 28 октября 1920 года. Статья 3 вновь определяет Советскую Россию в качестве посредника между Советским Азербайджаном и пока еще не советизированной Армений. Конференция, на которой, согласно статье 3, следовало урегулировать территориальные споры между Арменией и АзССР, так и не была созвана, однако не приходится сомневаться, какое давление было бы оказано но несоветскую Армению, чтобы та сняла все свои претензии на три области. До референдума, о котором говорится в статьях 3 и 4 проекта договора, дело попросту не дошло бы. Но даже если бы и дошло, Нахичевань и Зангезур с их азербайджанским большинством высказались бы за вхождение в состав Азербайджана, а в Карабахе, в котором азербайджанцы также составляли большинство (армяне были в большинстве только в его нагорной части, но не в целом по Карабаху), мнение местных армян не было бы столь единодушным, учитывая что экономически Карабах был всегда тесно связан с Баку, нежели с Ереваном (об этом писали А.Микоян, Р.Ованиссян и др.), и карабахским армянам Баку был нужен не только для сезонных работ, но вообще для того, чтобы прокормиться. Но даже если отбросить этот фактор в сторону, демография была на стороне азербайджанцев во всех трех областях, включая общий (низменный плюс нагорный) Карабах.

В заключении хочется отметить, что дискуссию, которую Тарасов самовольно назвал «Азербайджанскими мифами о Карабахе», правильнее было бы назвать «Тарасовскими мифами о Карабахе».


 

 

 

 

 

 

 

 

aze.az




Вверх
© Координационный Совет Азербайджанской Молодёжи
© 2005 - 2020 ksam.org
При использовании материалов сайта ссылка на ksam.org обязательна
Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов и баннеров.